Акция Архив

Литературная студия при журнале "Север"

Литературная студия при журнале "Север"

С 1 октября 2013 г. при журнале «Север» работает литературная студия для начинающих авторов

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами литературной премии "Севера" за Лауреатами премии за 2016 г. стали Виктор Сбитнев (г. Кострома), Владимир Шемшученко (г. Санкт-Петербург), Юрий Дюжев (г. Петрозаводск), Михаил Данков (г. Петрозаводск).

Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

Зоя Маляренко - «Такое случается в снах…»

Зоя МАЛЯРЕНКО

г. Петрозаводск

Зоя Фридриховна Маляренко родилась в Ижевске. Училась на филологическом факультете Петрозаводского государственного университета. Работала санитаркой, учителем, журналистом, корректором.

Стихи публиковались в журнале «Север».

Автор книги стихов «Зоя» (2007).

 

«Такое случается в снах…»

 

***

Милой Греции мотивы,

Нежность девы, хмель сраженья,

Вкус черешни и оливы –

Памяти вскипевшей жженье…

 

Челн ведет Харон бесстрастно

По реке, в тумане спящей.

Обескровленные маски

Лиц скрываются под фальшью

 

Полуслез, полуулыбок,

Полусна. В падучей бьется

Не прощающий ошибок

Цербер. Время остается

 

Окунуть немые руки

В черное речное чрево,

В муть и зыбь. Тревожат звуки

Злых уключин. Плачет дева.

 

Что нас ждет? Стенаний зовы,

Сон без сна и тень без формы.

Сняты памяти оковы…

А пока – пока плывем мы.

 

*  *  *

И те, что навсегда от нас ушли,

На потемневшем небе каждый вечер

Пред скорбным ликом Матери-Земли

За нас - не умерших - затепливают свечи...

 

*   *   *

И нет тебя.

И нет тебя.

И нет…

И сорок дней,

И сорок лет –

Не будет.

И никогда...

Ложится первый снег

На шведский холмик…

Плюнет, поцелует,

К груди прижмет,

Потом зароет в снег

Всеблагостный -

И нет тебя.

И нет…

 

***

Я перестала верить в Бога.

Один мой Бог, совсем один.

Ведет заросшая дорога

Под желтой песнею осин.

Ведет заросшая дорога,

И длится журавлиный звук.

Пустую душу понемногу

Сжирает времени паук.

А Бог глядит, и очи сини,

И, все прощая и любя,

Рисует желтым Он осины

И тихим шелестом меня.

 

***

Когда пройдут все годы (иль года?),

Когда я жизнь свою совсем заброшу,

В какую мной не виданную рощу

Прольется неба синяя слюда?

Наверное, прольется в тихий край,

Где время в переливах подсознанья

Совсем к себе не требует вниманья,

Его лишь только в вечность подливай.

Там рощи желты, сини небеса,

И воздух звучен, воздух слишком звучен.

И, зачарованная падает оса

В безмолвие меж скрипами уключин.

 

***

И в безнадежности кружилась голова,

И небо синей птицей проносилось,

И нежность из души моей сочилась,

И бог в ушко шептал мне теплые слова,

И реяли безумство и любовь,

И кто-то молвил мне: «Не прекословь».

 

***

Я летела над морем в пучину заката

В снах, где я часто бываю крылата.

Волны послушно лизали колени,

Плавились в небе неясные тени.

Пела любовь, и смеялась весна.

Счастье…

Такое случается в снах…

 

***

Реальности нет. Нет поверхности.

И не за что больше держаться.

Соломинки достоверности

Хватают холерики-пальцы.

Совсем от меня отдельные,

Все будут летать и креститься,

Когда уж и крест нательный

В глухой пустоте растворится.

 

НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Весны хохочущей круженье,

Дрожь юных листьев и любви,

Они – прелюдия рожденья

И лишь предвестники твои.

И важно ль, сколько остается

Холодных зим и жарких лет?

Твоей весны орбита вьется

Зеленой веткой меж комет.

Лицо твое в ином столетье,

В сиянье свеч, во мгле зеркал,

В круженье бала иль в карете

Гусар, бледнея б, узнавал.

И не один, вернувшись  с бала,

Мучительный припомнив рот,

У свечных тел, горящих ало,

Ночь над стихами проведет.

Дуэль. Дымок над пистолетом,

Упавший в синий снег гусар,

Шепнувший: «Юлия! О, где ты?..

Оревуар! Оревуар!»

Дуэли, пистолеты, смерти –

Гусар, поэт иль юный князь…

Ах, слава Богу, что в столетье

Ты этом, Юля, родилась!

 

***

И пробуждается безумие во мне,

И пальцы бегают по складкам одеяла.

Я забываю все, что я сказала

Тогда, при полной бархатной луне.

И плачет скрипка день, и плачет ночь

Безудержно, безумно, без оглядки.

Мою несуществующую дочь

Качают ветры в маленькой кроватке.

Вернусь же к полной ласковой луне,

Где можно все назад перерешить,

Где можно просто и бесслезно жить.

 

И пробуждается безумие во мне…

 

***

Забудется, конечно, все забудется,

И тихой станет узенькая улица,

Когда цыганка-осень успокоится

И в снежный день ее кибитка тронется.

 


Комментарии

На этой странице еще нет комментариев.

Оставить комментарий

captcha